японский кадзе напиток это что

Японская водка или рисовое вино? Вся правда о саке

Саке — традиционный японский алкогольный напиток, который иногда называют рисовой водкой. Однако его крепость, как правило, 14-16%, что в три раза меньше водки, то есть он гораздо ближе по стилю к вину, нежели к крепкому алкоголю. В том числе потому, что является продуктом натуральной ферментации, а не дистилляции. В то же время технология производства саке уникальна и серьезно отличается от любых других напитков, не попадая ни в одну известную группу.

Рис, вода и секретный ингредиент

То, что в международном общении принято называть саке, на родине правильно называется нихонсю (Нихон — Япония, сю — саке) или сэйсю (официальное наименование, закрепленное в законодательстве). А слово «о-саке» в японском языке общее, означает любой алкогольный напиток. Так что же такое саке?

Представьте: чтобы получить вино, нужен только виноград. Он содержит глюкозу, которую дрожжи легко перерабатывают в алкоголь. Однако рис содержит крахмал — это длинные цепочки простых сахаров на основе глюкозы, и дрожжи не могут поглотить его обычным способом. Поэтому для производства саке кроме собственно риса нужны вода и кодзи — фермент на основе специально селекционированной плесени — грибка кодзикина (aspergillus oryzae), расщепляющий крахмал.

Сила маленького зернышка

С помощью кодзи глюкоза высвобождается и начинается обычная алкогольная ферментация с участием дрожжей (сахар перерабатывается в спирт). В случае с саке она проходит параллельно с процессами разрушения зерна. Именно сложная двойная ферментация является одной из уникальных особенностей этого напитка. Другая — первоначальная шлифовка риса, которая определяет категорию будущего напитка: чем больше степень шлифовки сырья, тем премиальнее саке.

Крахмал, необходимый для ферментации, содержится в центре зерна, а вот его верхние слои состоят из белков, жиров и других элементов, негативно влияющих на органолептику напитка. Поэтому рис шлифуют, удаляя 25-70% с каждого зерна. Для сравнения: в пищевом рисе оставляют 90% зерна, в то время как в рисе для премиального саке — не более 50%.

Саке отличается от зерновой водки и поэтому рис для него также подходит не любой. Правильное зерно должно быть большим и иметь низкое содержание протеина. Саке делают как из одного, так и из нескольких сортов риса. Наилучшим считается ямаданисики, называемый «король риса», его вывели в 1936 году. Не уступают ему мияманисики, гохякумангоку. Также можно встретить омати, хаенуки, девакирари и некоторые другие.

Этап 1: шлифовка, замачивание, добавление кодзи

Саке начинают делать осенью и завершают производство обычно к весне, отправляя напиток либо на выдержку, либо на продажу. Когда рис собирают, его шлифуют, промывают и замачивают в воде. К ней предъявляют высокие требования: она должна быть кристально чистой и содержать большое количество минеральных веществ. Обычно воду берут из знаменитых родников.

Этот этап длится от нескольких часов до целых суток — чем меньше отшлифован рис, тем больше будет срок замачивания. Перед ферментацией рис также пропаривают около часа, и только затем на него распыляют кодзи. Смесь выдерживают во влажном и теплом помещении до 48 часов при постоянном контроле за температурой и влажностью.

Токо Дзюнмай Гиндзё Генсю, 0.72л

Этап 2: закваска, брожение, прессование

Получившееся сусло перемешивают с водой и дрожжами, добавляя их постепенно. В получившейся закваске, «сюбо», от двух до четырех недель идет превращение сахара в алкоголь. Основная ферментация, «мороми», длится 20-30 дней при температуре от 10 до 20°С, и у нихонсю высокого класса она всегда низкая. Его делают в прохладное время года, зимой, так как это идеальные условия для брожения. После окончания мороми массу прессуют, в результате чего отделяется чистый саке («сэйсю») и белый осадок («сакэкасу»), в котором остаются и кодзи.

Этап 3: фильтрация и очистка

На следующем этапе, фильтрации, используют порошкообразный углерод, который убирает специфический аромат и натуральный янтарный цвет сэйсю: он становится прозрачным на вид. Хотя иногда можно найти и зеленоватые, и золотые версии. Некоторые производители стараются не очищать его, а избавляются от нежелательных запахов и вкусов за счет улучшения технологий брожения.

Этап 4: пастеризация и выдержка

На завершающей стадии производства напиток пастеризуют, нагревая до 80°С в течение получаса. Это не убивает, а скорее усыпляет бактерии и дрожжи. Сэйсю выдерживают в специальных герметичных колбах на протяжении 6-12 месяцев. Иногда в него также добавляют рисовый дистиллят (бродильный алкоголь), что не только повышает крепость и изменяет вкус, но и влияет на конечную классификацию напитка. В ином случае сэйсю могут наоборот разбавить водой, чтобы сделать менее крепким. Мастеров саке называют «тодзи». Именно от них зависит то, каким получится напиток в итоге.

Классификация саке

Саке с добавлением бродильного алкоголя имеет выраженный рисовый характер и делится на четыре категории:

Токо Дзюнмай Дайгиндзе Дрип в подарочной упаковке, 0.72л

Саке, в составе которого только рис, вода, дрожжи и кодзи, считается более качественным, у него более тонкий фруктовый стиль и всего три категории:

Нестандартные стили

Словом дзидзаке часто обозначают авторский (или местный) вид саке, который отличается от классического и сейчас наиболее популярен. Однако подкатегорий у этого рисового напитка несколько десятков: в зависимости от крепости, особенностей производства и выдержки, а сортов — несколько тысяч. Как и в случае с вином, саке следует изучать и пить не спеша, отслеживая и запоминая свои вкусовые предпочтения.

По законодательству «сэйсю» может называться только прозрачный напиток без осадка, но некоторые стили все же имеют «дымчатый» внешний вид (например, намачодзо и нигоридзаке). Чтобы добиться этого эффекта, отстоянный осадок вновь добавляют в чистый сэйсю. Непастеризованный или «сырой» саке называют нама или намадзаке. У него свежий и фруктовый вкус, но непродолжительный срок хранения: 1-2 года.

Сиборитате не проходит выдержку, он разливается сразу после прессования и пастеризации, и поэтому самый ароматный. А косю — наиболее выдержанный (4-10 лет), у него яркий медовый вкус. Тарудзаке отличается тем, что выдерживается в деревянных бочках. Стиль ямахай похож на натуральное вино, так как делается древним способом с использованием природных дрожжей.

Напиток императоров

История саке насчитывает 2000 лет. Первые упоминания о нем как напитке из риса появились в восьмом веке, а в 12 в. он уже был частью праздничных и религиозных обрядов, его пили знать и аристократы. Его производили в храмах и при императорском дворе, позднее — в небольших деревенских общинах. Технология отличалась от современной: рис пережевывали во рту и сплевывали в специальные емкости, где происходило брожение. Только в 15-16 вв. с расцветом городов и торговли технология производства стала развиваться и приобрела, наконец, известную нам форму. Был открыт кодзи, появились крупные центры производства, а сам напиток вошел в обиход японцев и их бытовую культуру. Но он все еще был столовым.

Качество нихонсю революционно изменилось в 20 веке, когда появилось специальное оборудование для шлифовки риса, расы ароматических дрожжей и премиальные сорта риса. А температурный контроль над ферментацией позволил максимально точно влиять на вкус напитка.

Самый знаменитый производитель

В 1597 году в замке Йонедзава на востоке страны некто Язаемон Кодзима открыл маленький магазинчик под названием Kojima Sakaya («Кодзима Сакайя») для продажи саке собственного производства. Шесть лет спустя, с началом знаменитого периода Эдо в истории страны, на напиток Кодзимы обратили внимание представители одной из влиятельнейших семей того времени — Уэсуги, и он стал придворным поставщиком. В период запрета на алкоголь его компания оставалась одной из немногих, которым разрешалось работать.

Источник

Не только саке: японский алкоголь, о котором стоит знать

Вместе с триумфальным шествием японской кухни по миру в нашем сознании прижилась неразрывная ассоциация Япония = саке, но это далеко не единственный стоящий алкоголь в Стране восходящего солнца. Мы поговорили с руководителем направления «Азия» в Simple Wine Максимом Полькиным о не менее интересных традиционных напитках, время которых наступает.

Руководитель направления «Азия» в Simple Wine

Япония задолго до пандемии научилась жить в изоляции от других стран: географическое расположение ограничивало контакты с соседями, а политическое устройство с XVII–XIX веков допускало въезд только небольшого списка торговцев.

В период открытия Японии миру (середина XIX века) и урбанизации в Стране восходящего солнца стало принято делить предметы повседневности на «wa-» — традиционно японские и «yo-» — заимствованные с Запада. Рост питейных заведений, таких как популярный сейчас в России формат izakaya, пришелся также на конец XIX века. В таких барах сами японцы отдавали предпочтение именно 和酒 (washu) — традиционному японскому алкоголю.

Сётю (焼酎, sho:chu:)

Сётю — самый популярный алкогольный напиток в Японии после пива. Напиток может быть сделан из риса, батата, ячменя, гречихи или сахарного тростника. Неизменно одно: на первом этапе ферментации используют кодзи (рис или соевые бобы, пораженные благородной плесенью кодзи-кин).

Подают этот напиток со льдом, разбавляя водой, — так крепость от стандартных 25 градусов понижается до 8–9. Небольшие производства выпускают и крепкий сётю в 40–50 градусов, который прекрасен в чистом виде и может конкурировать с выдержанными европейскими напитками. Чаще всего такому варианту отдают предпочтение японские «белые воротнички» и старшее поколение, а молодежь пьет разбавленный chu-hai с ароматизаторами, продающийся в алюминиевых банках.

Сейчас сётю переживает ренессанс в Японии, и в последнее время появляется все больше премиальных продуктов с интересной ароматикой и вкусом. На напиток обращают внимание и миксологи со всего мира, смешивая самые разные варианты коктейлей на его основе.

Авамори (泡盛, awamori)

Авамори — разновидность сётю, которая производится на острове Окинава. Напиток защищенного географического наименования делают из длиннозерного тайского риса с использованием черного подвида кодзи и выдерживают в глиняных емкостях.

Во время Второй мировой войны рецепт авамори был практически утерян : в бомбардировках пострадали все производства на островах, а также были уничтожены споры черных кодзи. Спустя несколько лет после окончания войны были найдены уцелевшие культуры, и напиток удалось сохранить, но старых производств совсем не осталось.

Окинавцы среди японцев славятся своим веселым нравом и способностями к потреблению алкоголя, поэтому авамори чаще всего даже не разбавляют.

Умесю (梅酒, umeshu)

Ume означает «слива», shu — «алкоголь». Как видно из названия, напиток делают на основе японской сливы, поэтому часто можно услышать обозначение умесю как сливового вина, хотя процесса винификации в приготовлении не наблюдается.

Юдзусю (ゆず酒, yuzushu)

Алкоголь на основе цитруса юдзу и саке получается крепостью 8–12 градусов. Сок юдзу обычно используют для соусов, например понзу, но в последнее время также часто цитрус можно встретить и в алкогольных напитках.

Освежающий полусладкий юдзусю подают в качестве аперитива. Также можно встретить подачи с добавлением просекко или джина — любой вариант отлично подойдет к нейтральным десертам или в качестве добавки к сливочному мороженому.

Источник

Малоизвестные факты о камикадзе

Все мы слышали про таких людей, как камикадзе. Отбоя от желающих попробовать свои силы в этом деле не было, ведь для своего народа они были героями, а на противника наводили ужас. С чем еще была связана массовость такого явления, какой отпечаток это накладывает на современных жителей островного государства, и какие производители приложили к этому свои руки? В этой статье поговорим и о других камикадзе — подводных. Не все о них слышали, но эта страница тоже была в книге истории Японии.

Даже сейчас Япония лидирует в рейтинге стран по количеству самоубийств на душу населения. В культуре и учении японцев самоубийство всегда считалось чем-то иным, нежели в других культурах. Особенно, если это связано с победой в бою или тем, чтобы не попасть в плен врага. Даже всем известное слово ”харакири” тоже относится к культуре японцев и является составной частью бусидо.

Бусидо́ (в переводе с японского ”путь воина”) — кодекс самурая, свод правил, рекомендаций и норм поведения истинного воина в обществе, в бою и наедине с собой, воинская мужская философия и мораль, уходящая корнями в глубокую древность. Изначально было сводом общих правил воина, но впоследствии срослось с культурой самураев и стало сводом правил самурайской этики.

Кто такие камикадзе

Думаю, мало кому придется объяснять, что термин ”камикадзе” в основном применялся в военным летчикам конца второй мировой войны. Они умирали за свою страну, но было одно “но” — они не имели права выжить после боя. Были исключения и о них мы поговорим чуть ниже, но исключения только подтверждают правило.

Отряд камикадзе перед боевым вылетом (все довольны)

История термина ”камикадзе” берет свое начало в 1281 году, когда налетевший внезапно ураган позволил разгромить войска хана Хубилая. Тот ураган назвали ”Божественный ветер”, что в переводе и означает ”камикадзе”. Именно поэтому такое название было выбрано для отрядов, которые должны были громить американские корабли во время второй мировой войны.

Как выглядели камикадзе

В целом, камикадзе внешне мало чем отличались от обычных японских военных летчиков той эпохи. Основным отличием была повязка на голове с изображением японского флага и иероглифами.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен. Там можно найти много всего интересного, чего нет даже на нашем сайте.

Как правило, писали два иероглифа, а именно, ”Ками” (в японском прочтении ”Дзин”) и ”Кадзе”. Соответственно, все тот же ”Божественный ветер”. Но были и исключения, когда летчики сами писали на своей повязке то, что им приходило в голову в момент их эмоционального патриотического подъема.

Их ничто не могло остановить.

Причины появления камикадзе

Одной из основных причин появления камикадзе является слабое техническое оснащение воздушных сил. Самолеты были среднего качества, часто ломались и не обладали выдающимися летными характеристиками. Все это мешало пилотам полноценно отправляться на задания и возвращаться с них.

Разрабатывать новые типы самолетов времени не было, а нарастить выпуск имеющихся с еще большим количеством дефектов (из-за ускорения производства и экономии) было вполне реально. Экономили буквально на всем. Например, у модели Nakajima Ki-115 Tsurugi даже не было шасси. Самолет катился по полосе на стойках, который потом оставались на земле. Для посадки шасси были не нужны, поэтому тележку ставили под другой самолет и процедура взлета повторялась.

Самолет Nakajima Ki-115 Tsurugi (передние шасси отваливались при взлете, заднего нет вообще)

На фоне того, что отдать жизнь за родину для японцев всегда было почетным, и того, что эта идея дополнительно культивировалась со стороны руководства страны, начали зарождаться мысли о новом типе воинов. Так, на базе первого воздушного флота Японии были сформированы отряды пилотов-смертников.

Для набора добровольцев, японцам рассыпались приглашения в ряды камикадзе, которые нельзя было не принять. Дело в том, что в приглашении был вопрос, сформированный таким образом, что отрицательный ответ означал признание в трусости. Для японцев это неприемлемо.

Третьим фактором появления камикадзе стало дополнительное психологическое преимущество в бою. Появление самолетов, которые летели с полной бомбовой загрузкой и врезались в корабли, оказывало очень сильное давление на врага и деморализовывало его.

Так выглядела атака на военные корабли противника

Как принимали в камикадзе

Так как желающих было очень много, и в военкоматы выстраивались очереди из желающих отдать жизнь за родину, а заодно получить славу и почет, к ним предъявлялись определенные требования, и не все проходили обор. Кроме базовых требований, которые нужны для управления самолетом, претендент должен был не иметь семьи. Это было обязательным условием.

Летчики из отряда камикадзе.

После того, как потенциального камикадзе принимали в отряд, ему предстояло пройти обучение. Назвать его сложным и долгим нельзя, так как ему нужны были только базовые навыки управления самолетом и некоторая психологическая подготовка. Естественно, действующим пилотам было проще.

Интересные факты о камикадзе

Камикадзе не могли вернуться обратно, так как топлива в их баках было только до цели. Плюс цели находились очень далеко. Это и было преимуществом, нивелирующим недостатки самолетов. Японские самолеты того времени не могли летать далеко. Если бы они должны были еще вернуться на базу, время полета сокращалось бы минимум в два раза. Вместо этого они летели далеко, выполняли свою миссию и не возвращались.

Конечно, выполнить миссию получалось не всегда, так как бОльшая часть самолетов сбивалась кораблями противника, но часть их все равно была потоплена. Япония и США публикуют разные данные, тем не менее, счет потопленных кораблей шел на десятки, а сильно поврежденных — на сотни.

Как я уже говорил выше, пилоты не могли возвращаться с задания, но они этого и не делали. Бывали случаи, когда после вылета пилот передумывал умирать, но это было скорее исключением. Несмотря на запрет возврата из штатного полета, это не противоречило обязанности пилота вернуться в случае невозможности выполнения задания. Например, нелетной погоды, технической неисправности и тому подобного.

Чтобы не пропустить ничего интересного из мира высоких технологий, подписывайтесь на наш новостной канал в Telegram. Там вы узнаете много нового.

Рекордсменом в этом плане был летчик Ямомура, который три раза возвращался с задания живым. Сначала его самолет сбили, но его спасли рыбаки, и он вернулся на базу. Во втором полете ему помешали погодные условия и невозможность нормально навести самолет на цель. Третий вылет закончился техническими неисправностями, и ему опять пришлось вернуться. Так летчик, страстно желавший отдать жизнь за свой народ, пережил войну и прожил еще много лет. Можно сказать, ”победитель по жизни”.

Кто строил самолеты камикадзе

Самолеты, которые использовались для смертельных таранов, строили несколько заводов в Японии. Как правило, они имели в некотором роде унифицированную конструкцию, позволявшую устанавливать на них разные двигатели с мощностью от 800 л.с. до 1300 л.с.

Среди основных производителей можно назвать таких, как Yokosuka и Nakajima. Кроме этого, для атак часто использовались самолеты всем известной компании Kawasaki. Сейчас она известна, в первую очередь, своими мотоциклами, но в те времена они делали самолеты, которые очень пригодились японцам в войне. Если слышали о приведенных компаниях, напишите об этом в нашем Telegram-чате.

Кстати, во многом именно поэтому японские мотоциклы и автомобили сейчас считаются лучшими в мире. После войны Япония не имела права производить военные самолеты, и многие производители переключились на товары мирного назначения, направив все свои силы, ресурсы, наработки и трудолюбие именно на эту сферу. Но это тема отдельной статьи.

Подводные камикадзе

Пока камикадзе смертельным вихрем (или божественным ветром) налетали на корабли противника с воздуха, нечто не менее страшное творилось и под водой. Смертники работали внутри специальных подводных лодок, которые были скорее торпедами, чем действительно глубоководными аппаратами.

Флоту были нужны новые воины, с искрой в глазах, с твердой рукой и не боящиеся смерти. Они появились, и специально для них были разработаны те самые подводные лодки, получившие название Кайтен (в переводе с японского — ”воля небес”).

Что такое кайтен

Кайтены представляли из себя небольшие лодки-торпеды, прикрепленные к субмарине-носителю. Общее количество таких ”прилипал” было от 4 до 6. Большая субмарина курсировала под водой и в нужный момент капитан подавал команду специальным людям, которые по узкой трубе пробирались внутрь кайтен, занимали места и отправлялись в последнюю атаку.

Спуск кайтен на воду

Тут стоит отметить, что сначала они оснащались системой катапультирования, но позже от нее отказались, а места было настолько мало, что даже японцу внутри было тесно. Во многом из-за этого орудие часто не доплывало до цели. Человек просто задыхался и кайтен тонул. В более поздних моделях их снабжали таймерами, чтобы они хоть как-то взрывались.

Заходите в наш специальный Telegram-чат. Там всегда есть с кем обсудить новости из мира высоких технологий.

Управление было сложным, а обучать персонал было негде. Школы появлялись стихийно и часто почти сразу же уничтожались американскими бомбардировщиками. Кроме этого, ”пилоты” действовали почти вслепую. Поднимать перископ можно было максимум на три секунды, чтобы лодку нельзя было обнаружить. Поэтому кайтен управлялись почти вслепую.

Управление кайтеном было примитивным. По большому счету было предусмотрено только две ручки, одна из которых отвечала за скорость, а вторая — за поворот. В ногах был рычаг, который пускал в отсеки заборную воду для компенсации плавучести.

Внешний вид кайтен

Работали кайтены на чистом кислороде. Такие двигатели позволяли разгоняться до 40 узлов. Этого было более чем достаточно для поражения любого корабля того времени и усиливало эффект взрыва. Минусом конструкции было то, что сделана лодка была из стали толщиной всего 6 мм. Такая толщина была выбрана из экономии, но после нескольких рейдов кайтены начинали ржаветь, а после глубокого погружения их могло сплющить.

Судьба камикадзе

Думаю, не стоит говорить о том, что с современными возможностями техники, сажать в нее смертников нет никакого смысла. Чтобы выучить пилота нужно потратить несколько лет и очень много денег, поэтому каждый пилот на вес золота. Ракеты могут поразить любую цель, а этические нормы современного мира не позволяют просто так жертвовать людьми.

Именно поэтому камикадзе сейчас нет. Хотя, такая профессия существует. Это свидетельствует о том, что многие японцы по-прежнему готовы отдать жизнь за родину. На фоне всех событий, в крови японцев осталось отношение к смерти, о котором я говорил в начале этой статьи. Именно оно и приводит к печальной статистике и большому количеству самоубийств в Японии. Не самая позитивная нота для окончания статьи. Но и тема не самая радужная. Это только со стороны камикадзе кажутся романтиками, на деле все было иначе.

Источник

Японский аппетит, или itadakimasu. КАМПАЙ!

В какой бы заморской стране я ни жила и как бы ни сливалась образом жизни с местным населением, я всегда с опаской признавалась в двух вещах: а) что мне холодно, и б) что я уже пьяна, мне больше не наливать. Потому как стоило мне о них сказать, за этим непременно следовало: «Ты чтоооооо. Это невозможно! Ты же русская!».

Я отвечала: «Да, я русская, но я же не киборг!», далее поясняя, что есть такое явление как акклиматизация, а следовательно, я чувствую температуру за бортом так же, как и все остальные. Про акклиматизацию с трудом, но верили, а вот про опьянение – нет.

Японцы, особенно северные, закалённые частыми визитами наших моряков и не только с Владивостока и Сахалина, не понаслышке знают о русской алко-стойкости. Но знакомясь с японской культурой пития и их любовью к алкоголю, помноженной на огромное разнообразие напитков, я стала сомневаться, а так ли уж сильно они от нас отличаются? И в чём же «секрет успеха», если можно так сказать, что их алкашами не называют, а вот нас…

Многие моменты для меня остались неразгаданными и не раскрытыми вплоть до отъезда из Японии. Я так до сих пор и не понимаю, как можно упиваться практически до бессознательного состояния почти каждый день, но при этом в 8 утра быть «свежачком» на работе? И почему я так мало там видела больных алкоголизмом?

Дело в их дисциплинированности и строгом режиме дня? Пить начинают в 7 вечера, а в 10 уже спят богатырским сном… Может, дело в волшебных пилюлях и микстурках, которые они принимают до того, как начать пить? Я даже привезла себе таких! Имбирные таблеточки: пьёшь, а наутро ни тени похмелья. Хотя многие мои знакомые считают, что это ни что иное, как плацебо… Или спасение в капсульных отелях, где они останавливаются на ночь, зарабатывая себе дополнительных пару часов сна? А может, причина в экологии и качестве напитков, (ага, опять пресловутая радиация)? Или всё дело в непроизводимости генами того фермента, как нам рассказывали, позволяющего расщеплять алкоголь? Тогда как они вообще могут столько пить.

Вскоре я поняла, что это не у них нет какого-то там фермента, а видимо, у меня. Я со своими восточноевропейскими генами точно померла бы, если бы пила столько и так, как токийцы. Сначала пиво, потом сакэ, потом коктейли, следом надвигался поднос с текилой и водкой, потом виски, потом вино, и снова коктейли… Меня «потеряли» ещё на первых коктейлях, и это при том, что вообще-то I can hold my drink, как говорится.

Что происходит дальше? Дальше иссякают силы, и народ засыпает. Причём, не всегда успев доехать до дома, чем нередко развлекают кибер-зевак со всего мира. На вводном тренинге о культуре японцев нам рассказывали, что разбросанные по улицам Роппонги и Шибуйи тела (женские в том числе) будить не надо, а то ещё подумают чего не то! Пусть себе, мол, спят дальше. И умилительно, и уморительно, конечно, смотреть, как в метро они разуваются, прежде чем увалиться на сиденье.

Опаснее японцев в мастерстве пьянства оказались только южно-корейцы. В Сеул мы боялись лететь в командировку, памятуя о рассказах абсолютно всех, кто там побывал, как их чуть не вусмерть напаивали коллеги, которые сами при этом мешали все подряд, потом отключались на полчаса на диванчиках в ресторане или клубе, потом просыпались и начинали заново с той же интенсивностью и беспорядочностью выпивать.

Фермент отсутствует, говорите? А вот если верить научным исследованиям и Википедии, алкоголизм у азиатов не развивается, «потому что они мгновенно пьянеют от минимальных доз алкоголя, так же быстро трезвеют, но мучаются долгим и тяжёлым похмельем». И на это частые комментарии в Сети: “Maybe… But not in Japan / Korea. Damn, those f**kers can drink!”

Подписываюсь! Ибо пьянела быстрее я, а не они! И похмелье утром было у меня, а не у них! Впрочем, я теперь иначе смотрю на истории со сном на рабочем месте или совещаниях. Многие знают, что заснуть во время встречи – явление не редкое, а даже будто бы и почитаемое. Мол, это говорит о том, как много работает человек, какой он трудолюбивый, что даже не высыпается, горит буквально на работе, молодец какой! Ага, думаю я, медленная ацетальдегидрогеназа у него! А попросту – бодун!

Итак, что я знала о японской выпивке до Японии? Сакэ, сливовое вино да пиво «Асахи»! А меж тем в стране, где годовое потребление алкоголя на душу населения старше 15 лет составляет 8-9 литров (но куда им до лидера списка, родины моей, Литвы, с их 15 литрами!), разнообразие спиртных напитков поражает!

Можно выявить три основные категории: традиционный алкоголь, импортный алкоголь и японизированный алкоголь.

Сакэ (nihon-shu) и сливовое вино (умэ-шу) входят в первую категорию. Как выяснилось, сливовое вино я пила всю свою алкогольную жизнь как чукча. В смысле, неправильно. А как понять, как правильно, если у нас тебе его приносят в бокале и ничего не говорят? Что вообще-то в чистом виде это больше похоже на ликёр, и никто из японцев его так не пьёт. Что надо в хайболе подавать, на льду и желательно ещё разбавлять газированной водой. И что в конце концов это чисто женский напиток, и я ни разу не видела, чтобы мужчины в Японии его пили.

С сакэ вообще можно экспериментировать всю жизнь! И совсем неправда, что пьют его только тёплым. Мне рассказывали друзья-японцы, что вообще-то тёплое сакэ (atsukan) – не самое хорошее, и что самое качественное чаще всего бывает прохладным (reishu). Ну, не знаю… Когда однажды осенью я сильно простудилась, но не могла отменить поездку с мамой в Киото, она меня там за неимением глинтвейна лечила тёплым сакэ. Я вам скажу, 150 граммов по 3 раза в день в течение двух суток – и простуду как рукой сняло!

Пожалуй, самым распространённым напитком является шочу (shochu). Его пьют в самых разных видах, все, всегда и везде: от японских пабов izakaya до дорогих ресторанов и коктейль-баров. Его составляющей основой может быть рис, пшено, картофель и даже соба (греча), а принцип дистилляции схож на виски. И тут тебе разнообразия хоть отбавляй: и on the rocks, и тёплый, и холодный, и со сладкой сливой, и с горькой, со вкусом пива, и со вкусом чая (многим нравится!), и вообще со всем. Короче, универсален, как маленькое чёрное платье.

Честно говоря, с традиционным японским алкоголем я не очень подружилась, зато напитки японизированные покорили меня на всю жизнь! Пиво вне конкуренции. Я не большой фанат пива, но японское Asahi или Yebisu (смешное для русского уха, согласна) – это совсем другое дело. Интересно, что в японской культуре слово dry имеет совсем иное значение. Точнее, восприятие. Поскольку пивная категория первая начала массово ставить дескриптор dry на свой продукт (а потом даже появился super dry). Для японцев смысл этого слова не «сухой», а как бы «искристо-освежающий». Забавно, но то же самое dry на вермуте или джине они не воспринимают вообще никак.

Разумеется, мир знает о японском виски, и я уверена, для многих Yoichi, Hibiki и Nikka стали неотъемлемой частью коллекций. Пожалуй, пример успеха японских дистиллери – самый яркий в отношении их мастерства копировать и доводить до совершенства. Два самых известных и успешных дома виски – Suntory и Nikka – были основаны людьми, обучившимися мастерству в Шотландии, чтобы потом вернуться в Японию и спустя 100 лет «дёрнуть» шотландцев и сместить их с многовекового пьедестала первенства вискикурен. Вот это я понимаю, ученик обошёл учителя! Кстати, совсем недавно Японию охватила паника: начались перебои с наличием aged виски в магазинах, и всё из-за…сериала! Дело в том, что раньше сами японцы особо не заморачивались возрастом виски, поскольку чаще всего употребляли его как коктейль, известный «хайбол», разведённый с газированной водой. В основном же дорогой японский виски шёл на экспорт в западные страны на радость всем ценителям дорогого и качественного напитка. И тут в стране произошел бум выдержанного виски, и на всех попросту стало не хватать! А сериал, между прочим, про основателя компании Nikka, того самого, что учился в Шотландии! Так что поторопитесь купить, а то неизвестно, когда производственные мощи увеличатся.

Но вот чего не смогу простить японцам, так это их джина! Будучи ещё со студенческих времён поклонницей этого напитка, я всегда считала, что мой личный рейтинг будет непоколебим: Tanqueray, Beefeater и Hendricks! А вот как теперь жить без Ki No Bi, этого райского напитка родом из Киото? А кроме Японии он продаётся только в 10 странах, да и там придётся за ним побегать. И да, имя Оби-Ван KiNoBi теперь для меня пишется только так!

Конечно, нельзя пройти мимо японских коктейль-баров. Это высший уровень миксологов, на мой взгляд. Как легко можно избаловать идеальными пропорциями ингредиентов и необычными вкусовыми сочетаниями, волшебной атмосферой интимности и вместе с тем душевности каждого из баров, эстетикой подачи в великолепной посуде, с кристально-прозрачными кругляшами или кубиками льда (ей-богу, даже сердце кровью обливалось, когда их выбрасывали потом в раковину!)! И эти божественные нектары вроде Wasabi Gin & Tonic, Smoked Garganella, Blue Cheese Martini продолжают манить к себе в моих тоскливых воспоминаниях и заставляют морщить носик от первого же глотка Moscow Mule в самой, собственно, «Москау»… Будете в Токио, непременно бегите в бары Iron Fairy, Code Name Mixology и New York. Это для разгона, остальное распробуете сами.

Словом, одним из неоспоримых плюсов туризма в Японию является возможность в любой день и в любое время суток купить выпивку. При всей непримиримости японцев к наркотикам, единственное, что практически без ограничений дозволительно всем – это табак и алкоголь. Столь лояльное к этому отношение со стороны правительства вызвано пониманием, что надо же японцам, умирающим на работе и перманентно сдерживающим эмоции, как-то разряжаться и расслабляться!

Но столь благостное отношение к выпивке вообще-то у них издревле: ни синтоизм, ни буддизм не осуждают за употребление спиртного. Помню, однажды я с навещавшими меня друзьями из Питера наблюдала процессию Mikoshi: это когда на конструкции вроде паланкина носят алтарь, в котором считается, что находится бог.

Сразу же меня смутило несколько факторов: почему на мужчинах ультра-мини кимоно; почему они пританцовывают, и самое главное – они что, ПЬЯНЫ. А подруга вообще клялась, будто своими глазами видела среди прочих мужчин в кимоно одного без кальсон!

Оказалось, представители из окрестных храмов «катают» бога по улицам, а делать это надо с музыкой, развлечением и красиво! Поэтому они наряжаются, берут барабаны и пританцовывают в процессе. Мужские мини-кимоно – это отзыв к одежде фермеров, в таких удобнее обрабатывать поле. Кстати, фермеры в японской иерархии общества отнюдь не в низших слоях пирамиды! Напротив: они следуют после самураев, и испокон веков были богатейшим сословием (на низшей ступени, кстати, купцы и торговцы).

А про мужчину без исподнего я так и не узнала ничего. Видимо, тут дело не в религии было…

В общем, что тут ещё добавить? Разве что поднять бокал и сказать КАМПАЙ!! То есть, «ДО ДНА!»

Источник